Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Эпохи » 16 марта: официальная точка зрения
18.03.2018 / Комментарии 0

16 марта: официальная точка зрения

 


Хотя 16 марта не является официальным памятным днем, эта дата у многих ассоциируется с памятью о погибших, раненых и выживших в боях Второй мировой войны, а позже рассеянных в эмиграции и оказавшихся в советских лагерях латышских легионерах, которые были вынуждены воевать под чужими знаменами. Одновременно этот день служит напоминанием о том, как отличается в разных странах, в том числе и на Западе, взгляд на события истории, в данном случае  на включение представителей разных народов в войска «Ваффен» СС, пишет Эдите Брикмане в официальной газете Латвийской Республики «Latvijas Vestnesis».

 

Латышские легионеры в контексте европейской истории


 

Не немецкий состав Waffen SS

Во время Второй мировой войны в нацистской армии служили сотни тысяч иностранцев, мотивация и цели которых были такими же разными, как и их национальная принадлежность.

Роль иностранцев в нацистских вооруженных силах особо возросла в конце войны, когда военное положение Германии ухудшилось. Тогда ощутимо увеличился удельный вес не немцев в «расово чистых» частях Waffen SS.

Вначале в Waffen SS служили только добровольцы из Германии, которых выбирали по особым критериям, но с 1941 года принцип добровольности все чаще нарушался. В войска SS включали также мобилизованных солдат, а вербовка добровольцев была развернута в странах юго-восточной Европы — Венгрии, Румынии, Хорватии и Сербии, где жило большое количество этнических немцев. Участие многих этнических немцев в Waffen SS только формально было добровольным, так как они сильно зависели от руководителей «групп народа», сотрудничавших с Германией.

Кампании по вербовке добровольцев (без особого успеха) в 1940 году были развернуты на так называемых «германских» землях – в Норвегии, Дании, Нидерландах и Бельгии.

Идеологический уклон после нападения на СССР

Ситуация резко изменилась после нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года, когда акции по вербовке «германцев» в Waffen SS приобрели целенаправленный и действенный идеологический уклон – идею о «крестовом походе» объединенной Европы против большевизма. Со временем при вербовке солдат в Waffen SS стали опираться на национализм и создавать национальные легионы. Были сформированы численно небольшие норвежский, голландский, шведский, датский и фламандский легионы, позже их ликвидировали, присоединив к крупным формированиям.

Удельный вес жителей Западной Европы в Waffen SS имел тенденцию к росту. В конце 1944 года в частях Waffen SS служили 137 тысяч западноевропейцев. Как указывает историк Инесис Фелдманис (Inesis Feldmanis), из 38 дивизий, которые по состоянию на 1945 год образовывали Waffen SS, ни одна не была укомплектована только из немцев. 19 дивизий состояли в основном из формирований иностранцев. Всего в Waffen SS служили свыше 900 тысяч человек, 57 % которых не были немцы из Германии.

Разные мотивации и цели

В каждой стране были свои цели сотрудничества с нацистской Германией, в каждой оккупированной стране ситуация отличалась, и мотивация жителей для сотрудничества с оккупационной властью была разной.

Тем не менее, при оценке обстоятельств формирования легиона можно выделить два существенных различия между Западной и Восточной Европой. «Если не принимать во внимание развернутую немцами пропаганду и давление со стороны местных фашистских и нацистских партий или групп, то большинство западноевропейцев в большей или меньшей степени были добровольцами», – считает Фелдманис.

Среди завербованных в странах Западной Европы добровольцев Waffen SS было много сторонников крайне правых политических движений, не скрывавших свои симпатии к идеям фашизма и национал-социализма. Так, 60% норвежских добровольцев были членами фашистской организации Nasjon Samling. С окончанием войны такого рода коллаборационизм в освобожденных западных странах был жестко осужден, что иногда проявлялось в актах насилия, аналогичных судам Линча.

Иначе обстояло примерно с 200 тысячами восточноевропейцев, воевавших в рядах Waffen SS. На востоке и юго-востоке Европы интерес к идеям нацизма был несопоставимо меньше, и сотрудничество народов этого региона с нацистской Германией опиралось на другие доводы. «К примеру, живущие на Балканах мусульмане, вступившие в дивизии Waffen SS, были одержимы главным образом чувством мести к своим давним врагам – сербам, которое привело к множеству зверств», – отмечает Фелдманис. Именно в этом регионе образовался один из наиболее кровавых фашистских режимов – режим усташей в Хорватии.

В свою очередь, жители Украины, а также Латвии и Эстонии боролись за свою землю и утраченную в результате оккупации СССР независимость. На общем европейском фоне в Балтии сложилась особая ситуация – две оккупации подряд, что нельзя забывать при оценке обстоятельств формирования латышского и эстонского легионов.

Вначале акции по вербовке добровольцев ни в Эстонии, ни в Латвии не достигли больших успехов, и только небольшое (точно неизвестное) количество латышей и эстонцев подали заявления на добровольную службу. Эстонцы твердо настаивали на автономии, и эстонские офицеры, служившие в германской армии, 20 апреля 1943 года направили верховному командованию вермахта заявление, в котором указывалось: «Мы не хотим легион SS, мы хотим формировать эстонскую армию, которая будет воевать только на территории Эстонии».

В Эстонии и Латвии легион удалось создать при помощи акций по мобилизации. Обозначение «добровольный» было всего лишь обманчивой вывеской, чтобы затушевать нарушения международного права, в частности, Гаагской конвенции от 1907 года, запрещавшей мобилизацию жителей оккупированных государств».

Почему легион не был создан в Литве

Своеобразная ситуация сложилась в Литве, где попытки немцев создать легион потерпели неудачу. В первой половине 1943 года акции по мобилизации были организованы в спешке и провалились. Нежелание нацистов предоставить Литве автономию полностью уничтожило первоначальную готовность литовцев сотрудничать. Несмотря на то, что нацисты активно ополчились на представителей литовской интеллигенции, проводя аресты и массовые обыски (многие оказались в концлагере Штудтхофф), закрыли Вильнюсский и Каунасский университеты, литовцы остались непреклонными.

В начале 1944 года немцы, которых преследовали неудачи на фронте, согласились с предложением литовцев создать Местную армию, которой командовали литовские офицеры и которая должна была воевать только на территории Литвы. На призыв откликнулись 20 тысяч добровольцев, но как только немцы потребовали подчинения германскому верховному командованию, литовские солдаты, получив орудие и боеприпасы, стали разбегаться. Нацисты арестовали командиров Местной армии, расстреляли 80 солдат, многих вывезли в концлагеря Германии.

Ситуация в Латвии и Эстонии

Необходимо учитывать, что, в сравнении с латышами и эстонцами, литовцы не чувствовали такой угрозы со стороны большевизма, потому что советский террор 1941 года не оставил в их сознании глубокого следа, а восточный фронт находился еще далеко. Хотя и в Латвии мобилизация в легион проходила на фоне доминировавшего в обществе антигерманского настроя, большую роль сыграла пропаганда, которая умело использовала воспоминания об Ужасном годе и угрозу приближения Красной армии, которая несла новый террор и волну уничтожения жителей.

В этой связи для многих латышей мобилизация в легион была приемлемым выбором. «Сложно представить возможность создания латышского легиона, если бы Латвия в 1940 году не была бы оккупирована и аннексирована, а ее жители не были бы подвергнуты жестокому террору и депортациям», – считает Фелдманис.

Но и в Латвии и Эстонии нацисты нередко были вынуждены признать свое бессилие в борьбе с теми, кто уклонялся от мобилизации в легион. Фелдманис приводит пример: в декабре 1943 года рейхскомиссар Остланда Х. Лозе жаловался рейхсфюреру SS Г. Гиммлеру, что более 4000 латышей и 2000 эстонцев не подчинились приказу явиться на призывной пункт, а полицейские мероприятия оказались неэффективными.

Вначале самым суровым наказанием за уклонение от мобилизации было заключение до 6 месяцев. 24 ноября 1943 года был учрежден Специальный военный суд, который предусматривал смертную казнь, а согласно решению, принятому в Берлине весной 1944 года, любого, кто не подчинится мобилизации в течение 48 часов, можно было расстрелять», – пишет историк Улдис Нейбургс (Uldis Neiburgs). В общей сложности в вооруженных силах Германии во время Второй мировой войны воевало 110-115 тысяч латышских солдат, от 30 до 50 тысяч из них погибли на поле боя.

Невозможная борьба за независимость

История латышского легиона на общем фоне европейской истории, на первый взгляд, не была исключением. Главным мотивом сотрудничества с нацистской Германией как для латышей, так и для представителей других народов Европы было «участие в крестовой войне против большевизма». «Но в отличие от германских добровольцев, латышские легионеры не воевали за идеи национал-социализма и новой Европы. Латышские легионеры не были связаны ни идеологическими, ни с военными целями Германии.

В конкретных исторических условиях большинство легионеров свое нахождение в легионе понимали, как борьбу за восстановление независимости Латвии, потому что другой военной силы, которая могла бы остановить возврат советской оккупации, не было. Латышские легионеры боролись против войск того государства, которое ликвидировало независимость Латвии, уничтожило ее армию и реализовало репрессии против гражданских жителей, а позже угрожало оккупировать ее еще раз», – подчеркивает Нейбургс.

Это подтверждено также на Нюрнбергском процессе 1946 года, который объявил SS была преступной организацией с оговоркой, что «это не относится к лицам, которых государство вынудила стать членами организации таким образом, что у них не оставалось другой возможности, если эти лица не участвовали в преступлениях».

Латышских и эстонских легионеров реабилитирует также решение Комиссии США по перемещенным лицам от 1 сентября 1950 года, согласно которому «балтийские формирования Waffen SS (балтийские легионы) следует считать отличающимися по целям, идеологии, действиям и классификации SS, и поэтому комиссия не считает их враждебными США».

В то же время необходимо иметь в виду, что большое количество воевавших под чужим флагом в войне Германии и СССР обусловлено не только масштабом этой войны, но и характером двух тоталитарных идеологий, при которых индивидуальные мотивация и цели исчезают в путанице исторически необъективных и несовместимых взглядов.

До сих пор актуально сказанное историком Хейнрихом Стродом 20 лет назад: «Нам – проигравшей в этой войне стороне – самые тяжелые потери нанесены именно на духовном поле, в том числе в области исторического сознания. Однако бои демократического авангарда и арьергарда тоталитаризма здесь еще не закончились. Это наблюдается, в частности, в нашей ежедневной прессе, радио, в высказываниях бывших империалистов».

 

Эдите Брикмане

Перевод: inosmi.ru

 

Источник 1

Источник 2

Источник 3

 

Эту страницу просмотрели за все время 578 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий