Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
Дискуссионный клуб » Разрушение вида «человек разумный»

Разрушение вида «человек разумный»

 


«Они не сидят сложа руки. Они растят нацию роботов... Достаточно сообразительных, чтобы выполнять приказы, и достаточно послушных, чтобы не подвергать их сомнению.

В сознание людей активно внедряются мемы, подавляющие способность к критическому анализу и поощряющие покорность, слабохарактерность и стремление быть как все.

Однородная и послушная масса более предсказуема – прогнозирование становится проще и точнее... Однако такой народ не более жизнеспособен, чем домашние овцы в дикой степи...»

 

 (…)

Это из «В стране слепых». Автор Майкл Флинн.

Неограниченный капитализм разрушает все вокруг себя: науку, промышленность, экологию и самого человека как вид «хомо сапиенс». Более того (как мы выяснили), последнее – непременное условие господства позднего капитализма. Им нужно сделать людей стадом тупых овец, не способных жить без пастухов.

Процесс зашел очень далеко.

Отечественный мыслитель Александр Розов написал очень любопытную работу – «Хомоэволюция. Битва с дураками», где рисует прогрессирующее отупление людей.

Итак, еще в 1974-м Каспар Бруэр написал книгу «Скольжение», посвятив ее регрессу «цивилизованного человечества» на Западе. Сильно сокращая ход его рассуждений, приведем четыре признака регресса.

1. Культ физического уродства.

2. Культ безволия.

3. Культ слабоумия.

4. Культ гендерных ошибок.

Культ физического уродства. Эта доминанта сформировалась исторически под влиянием средневековой «охоты на ведьм», уничтожавшей наиболее привлекательных женщин, и под влиянием войн, в которых в массовом порядке истреблялись наиболее здоровые мужчины. Женская красота так долго считалась косвенным свидетельством связи с дьяволом, а мужское здоровье – основанием для призыва на очередную войну, что в Западной Европе оба явления (женская красота и мужское здоровье) стали редкостью.

Культ безволия. Эта доминанта была сформирована в эпоху феодализма и всеобщего крепостного права, когда общество жесточайшим образом избавлялось от индивидов, склонных к перемене мест по экономическим или личным причинам. Размножение происходило среди тех особей, которые принимали положение скота в качестве приемлемого. Позже в европейских странах она была закреплена культом регламентации жизни, когда индивид, не соблюдающий традиции распределения форм деятельности по дням недели, считался асоциальным элементом.

Культ слабоумия. Эта доминанта также сформировалась в Средние века. Индивид, склонный к интеллектуальной деятельности, либо направлялся в монастырь, где вероятность порождения им потомства была крайне низка, либо в силу своей тяги к знаниям и склонности к юмору приобретал репутацию неблагонадежного. Такой индивид с высокой вероятностью уничтожался при очередной кампании по борьбе с ересью.

Культ гендерных ошибок. Эта доминанта была сформирована совместным действием религиозной доктрины и буржуазной морали. Суть ее – в исключении из практики интуитивных механизмов, позволяющих женщине находить полового партнера для зачатия здоровых детей.

Помимо этого, уже в новое время было сформировано нетерпимое отношение к евгенике (путем целенаправленного отождествления любой попытки улучшить человеческий род с нацизмом и газовыми камерами), что исключило и научные методы такого поиска.

Более того, общество также целенаправленно перераспределяет поток финансовой помощи в пользу больных детей, обделяя этой помощью детей здоровых. «Здесь, – как отмечает Бруэр, – культ гендерных ошибок переходит в культ физического уродства, а этот последний – в культы безволия и слабоумия...»

Эпоха колониальных завоеваний и миграций белых по всей планете улучшила ситуацию с человеческой породой Запада. Тамошние люди поумнели, прибавив и в телесной мощи (процесс акселерации). Но вскоре деградация пошла вновь. Колониальная эпоха кончилась, весь генофонд Земли был уже задействован.

Как пишет Розов, по состоянию на 2004 год обстановка не внушает радости. «Как известно, у очень умного человека IQ превышает 130 баллов, у достаточно умного колеблется в интервале от 120 до 130, у среднего – от 110 до120, а у дурака (в бытовом смысле слова) IQ составляет от 90 до 110. Ниже 90 идут различные фазы олигофрении, а порогом слабоумия в медицинском смысле считается значение 75 баллов.

Приведем распределение значений IQ населения в такой развитой стране, как США в 2002 г.:

125–150 – 5 %

110–125 – 20 %

90–110 – 50 %

75–90 – 20 %

50–75 – 5 %

(По данным международного клуба Mensa International)

Иначе говоря, 75 % общества составляют уже разнообразные дебилы – от бытового дурака до клинического идиота.

В таких условиях социум вынужден ориентироваться на дебилов. Характерный пример: на упаковке пудинга фирмы «Маркс энд Спенсер» присутствует предупреждение «продукт после подогревания будет горячим». Ясно, что если человек не понимает, что подогревание делает объект горячим, то такой человек – дебил.

Тем не менее он пользуется всеми гражданскими правами, включая право избирать и быть избранным (президент Буш, как известно, имеет IQ=91), а также право занимать должности в государственных органах, в т. ч. в суде, и уж конечно заседать в парламенте, принимая общие для всех законы.

Данная ситуация индуцирована государственной социальной политикой, которая, естественно, тоже ориентирована на дебилов (составляющих, как видно из вышесказанного, демократическое большинство). Так, в бюджете федеральных образовательных фондов на поддержку дебилов тратится 92 % средств, а на поддержку особо одаренных – 0,1 % средств. В таких условиях неудивительно, что у женщин с IQ выше 110 детей меньше, чем у женщин с IQ ниже 90.

Учитывая, что IQ в 80 % случаев определяется наследственностью, происходит неуклонное смещение распределения по IQ в сторону дебильности, а средний IQ в «цивилизованном» мире, начиная, по крайней мере, с 1994 г., падает примерно на 1 балл ежегодно. Можно добавить, что на настоящий момент канадские психологи констатируют наличие умственных дефектов у 40 % населения, американские ученые пришли к выводу, что «в среднем человек думает всего 7–10 минут в день».

Как видим, Бруэр оказался оптимистом. При сохранении имеющегося тренда средний европеец или американец имеет все шансы вернуться к состоянию олигофрении не к 2074, а уже к 2044 г. Остановка прогресса в науке возможна, согласно Бруэру, еще раньше – к 2024 г.»

Дальнейшая эволюция народных масс на Западе (да и в «постсоветиях») – превращение в примитивов наподобие муравьев, живущих только в громадных «человейниках» и подчиняющихся воле высших. Люди-примитивы, по Бруэру, должны делать лишь то, что говорят им правления корпораций, телевизионные ведущие и газеты. Они должны быть «как все».

«(1) Потеря способности нормально взаимодействовать с природной средой, не преобразованной технологически, включая способность нормально перемещаться в естественном ландшафте, находить и употреблять естественную пищу, защищаться от неблагоприятных факторов среды и сохранять в природных условиях устойчивость психики.

(2) Потеря способности самостоятельно анализировать ситуацию и соотносить свои возможные действия с собственным интересом, а не с инструкциями социума, полученными по публичным информационным каналам.

(3) Возникновение фобий ко всему, что не рекомендовано социальной инструкцией, психическая неспособность к участию в какой-либо деятельности или практике, не рекомендованной социальной инструкцией.

(4) Потеря естественного любопытства и инстинкта исследования по отношению к незнакомым явлениям или предметам, а также к экспериментальному выяснению возможных полезных свойств таких предметов и включению этих свойств в собственный технический арсенал.

(5) Потеря естественного интереса к самостоятельному воспитанию потомства, страх ответственности за результаты воспитания, априорная готовность следовать любым социальным инструкциям по воспитанию без самостоятельного оценивания оснований и вероятных результатов исполнения таких инструкций.

(6) Потеря естественного представления о биологической (физической, интеллектуальной, эмоциональной) норме и безоговорочное принятие рекомендованного социумом представления о нормальном индивиде.

(7) Потеря естественной способности к самостоятельному формированию микросоциальных групп, адаптации и коммуникации в подобных группах. Потеря естественного (интуитивного) умения управлять любым, даже немногочисленным, объединением себе подобных индивидов. Невозможность осуществления такого управления без получения социальных инструкций или регламентов, страх совершить социальнозначимый коммуникационный или управленческий акт, не рекомендованный инструкциями».

«Таким образом, – заключает Бруэр, – в предполагаемом финале социальноориентированной эволюции человек по своим способностям и доминантам поведения приближается к социальному насекомому (пчеле, муравью или термиту) настолько, насколько это вообще возможно, в максимальной степени утрачивая индивидуальное сознание, индивидуальный набор желаний, индивидуальный интеллект и индивидуальную жизнеспособность.

Управляющей системой становится не индивид и не группа индивидов, а совокупность инструкций и регламентов, подвергающихся эволюции в ходе межсоциальной конкуренции.

Внутрисоциальные конфликты исключаются за отсутствием причины – различия воззрений индивидов и их неудовлетворенности существующим порядком. Формы публичной власти испытывают конвергенцию, разница между ними вырождается. Любая форма правления, будь то демократия, олигархия или диктатура, сводится лишь к следованию инструкциям, в том числе инструкциям, регламентирующим порядок корректировки инструкций.

Соответственно человеческий социум превращается в распределенное квазибиологическое существо, обладающее некой формой квазииндивидуальности и зачатками медленного интеллекта, которые мы наблюдаем у пчелиного роя, муравейника или термитника».

Симптоматично, что примерно через 10 лет после первого (и на сколько я знаю, единственного) издания книги Бруэра величайший футуролог XX столетия Станислав Лем, исходя из совокупности фактов, относящихся к совершенно другой области человеческой деятельности, сформулировал весьма многозначительное положение: «Для огромного большинства задач, которые выполняют люди, интеллект вообще не нужен. Это справедливо для 97,8 % рабочих мест как в сфере физического, так и умственного труда. Что же нужно? Хорошая ориентация, навыки, ловкость, сноровка и сметливость.

Всеми этими качествами обладают насекомые». (Системы оружия XXI века, или Эволюция вверх ногами)

Обратите внимание, как нынешний ультракапитализм пропагандирует сетевое развитие общества. Он хочет одного: сетевой разум должен заменить людям их собственные мозги. Это – сеть не всесторонне развитых личностей, а именно «муравьев», покорных Управляющей Системе.

«С точки зрения Управляющей Системы, муравей гораздо более совершенен, чем человек. Его поведенческие реакции стандартны и точно предсказуемы, муравей не создает общественных беспорядков, преступности, оппозиционных организаций и социальных конфликтов. Он физически не способен выжить вне сложившейся структуры общества и интеллектуально не способен помыслить иную, более выгодную для себя, структуру социального управления.

Таким образом, интеллектуально и физически развитые люди всегда представлялись угрозой общественному порядку, но Система вынуждена была терпеть существование некоторого количества таких людей, поскольку в кризисных ситуациях их личный потенциал требовался для общего выживания. Такие люди, в свою очередь, вынуждены были терпеть над собой Систему, которая хотя и загоняла их в неудобные рамки (и жестко контролировала их численность), но взамен обеспечивала кооперацию в производстве и обороте материальных благ, а также в области коллективной военной самозащиты и экспансии.

Сейчас уже практически достигнут уровень технологического развития, при котором разрешение кризисов возможно без участия высокоразвитых людей, а широкая сетевая кооперация высокоразвитых людей возможна без посредничества Управляющей Системы...»

Мораль понятна: нынешнее ультракапиталистическое общество норовит свести сапиенсов к статусу тех самых примитивных винтиков, а развитые люди должны этому сопротивляться, складываясь в свою сеть.

Но пока первая тенденция явно преобладает! Так обществу ультракапитализма проще и спокойнее. Но вот незадача: для выхода из теперешнего Глобального смутокризиса нужны как раз не олигофрены-«человьи», а сотни миллионов творческих, умных людей.

Создание расы дураков стало, по сути, генеральной линией «элиты» хоть в США, хоть в Европе, хоть в РФ или на Украине. Дураки становятся фактором большой политики. Олигофрены, идущие на выборы – и неспособные даже понять свои личные интересы, – тоже реалии дня сегодняшнего. Миллионы баранов голосуют, поддаваясь на самые примитивные «разводки» и пиар-приемы. И отдают голоса тем, кто их же потом грабит и изничтожает.

Пример РФ всем известен. После Ельцина процветал «культ личности пиар для круглых идиотов. Пропаганда времен Брежнева просто отдыхает. И что? А ведь сработало! В экономике продолжалась самоубийственная для нации политика гайдаризма-чубайсизма. И при этом сам правитель обрел славу крутого антилиберала! Считалось, что «Россия поднимается» с колен» – хотя на самом деле продолжала деградировать сложная промышленность, – а коррупция перешла все мыслимые пределы.

А на Украине? Вспомним Майдан конца 2004 года. Толпы майданутых баранов дрались вроде бы против «старого режима», вознося к власти тех, кто при том же «старом режиме» делал себе и богатство, и положение в верхах. Тупые массы велись на примитивную пропаганду – и в результате получили жизнь более нищую, чем при «старом режиме». Вечную нестабильность, безработицу и утроенное воровство в верхах. И теперь легионы дураков верят, будто «демократические вожди» приведут их в Европу – хотя сам ЕС Украину в своем составе иметь совершенно не желает.

Самое же интересное заключается в том, что идиотизм избирателей наблюдается в Европе. Читаю сборник «Полный назад» итальянского интеллектуала Умберто Эко. Тот за голову хватается: сограждане стали тупым быдлом с примитивным мышлением! Они выбирают магната Берлускони – коррупционера, на котором клейма негде ставить. Мол, он себе украл – и нам чего-нибудь даст.

При этом Берлускони, оказавшись у власти в стране, продолжает увеличивать свое богатство. Полностью захватив телевидение и желтую прессу, он занимается откровенным фиглярством, делая подчас два взаимоисключающих заявления в один день. И пипл хавает! Пипл от него в восторге. Пипл не желает читать умных газет и книг. Бесполезно писать разоблачающие материалы, сетует Эко, все равно массы электората смотрят только телевизор. Народ откровенно дурачат, превращая политику в шоу, – и народу это нравится. И почти то же самое – во Франции, где пришел к власти Саркози. Наплевать на важнейшие для нации вопросы: все обсуждают детали скандальной личной жизни «национального лидера».

И в США дела не лучше. Сначала на выборах два раза подряд побеждает клинический дебил Буш. Потом к власти на волне народного ликования приходит антикапиталист Обама с грозными лозунгами против сверхбогачей, которого при этом поддерживают те же сверхбогачи! А мания хватания потребительских и ипотечных кредитов миллионами душ? Она же вся держалась на олигофрении и тупости народа: народ влезал в тяжелейшие долги, даже не поразмыслив о том, а как их потом отдавать?

Формирование глобального быдла действительно становится политикой правящих верхов. Уничтожение способности к логическому мышлению и критическому анализу очень нужно власть имущим. На это направлено все – и уничтожение образования («Зачем зубрить в школе всю эту ерунду – физику, биологию, астрономию?»), и телевизионная политика. Что там РФ! И на Западе наблюдается то же самое. Теленовости – одни заголовки с дурацкими, «высокомудрыми» комменатариями «признанных» комментаторов и гуру.

По телевизору показывают, цитируют и интервьюируют одних и тех же людей, одну и ту же засаленную «колоду» политиков, поп-знаменитостей и ученых. Из их заявлений и состоят, по сути, поверхностные выпуски новостей, сдобренные катастрофами и светской хроникой. СМИ откровенно «желтеют», и чем дальше – тем больше. Они генерируют планетарное немыслящее быдло.

Безликую толпу с реакциями, которые просто предсказать. Какие интересы прививаются мужчинам, этим двигателям прогресса? Музыка, секс, автомобили и спорт. Музыка – «превращенное» бунтарство. Клапан для стравливания эмоционального пара. Автомобили – как суррогат техники вообще. Спорт – исключительно в виде бесплодного и дурного болельщичества. Помню лето 2008 года Сборная РФ выиграла у сборной Голландии. Толпа на улицах Москвы бесновалась и ликовала так, будто русские как минимум взяли Берлин или высадились на Марс. И действительно: для быдла выигрыш футбольного турнира гораздо более важен, чем великая победа в науке и технике.

Но вот беда: разразившийся Мегакризис требует от масс как раз совсем иного – способности мыслить нетривиально, критически анализироваить реальность. Изобретать. Кто выживал в прошлые мегакризисы? В том же каменном веке? Да тот, кто создавал нечто принципиально прорывное. Тот, кто, столкнувшись с тупиком охотничьего хозяйства (крупную дичь повыбили!), изобрел земледелие и скотоводство.

Кто может выжить в Кризис кризисов сейчас? Да тот, кто осуществит самые фантастические прорывы во всех сферах деятельности. Но разве это по силам обдолбанным пивом футбольным болельщикам, невежественным и не умеющим мыслить? Символ нашего времени – это жирный негр-рэпер, что по Эм-Ти-Ви рассказывает о том, как заработал первый миллион к 25 годам, как на это построил себе шикарный особняк и накупил целый гараж крутых тачек. Идет размножение болванов-потребителей.

Но именно им придется подыхать пачками в суровом мире Мегакризиса.

Снова устремления капиталистического истеблишмента входят в острое противоречие с интересами выживания и развития человеческого рода. Надо развиваться, овладевать новыми производительными силами и создавать новые общественные отношения, надо идти в космос и в глубины океана. А вместо этого создается человеческий муравейник...

«В ближайшем будущем – это борьба за раздел жизненного пространства между двумя существенно разными подвидами человека.

Уже в первой половине XXI века начнется резкое расслоение общества на низкоинтеллектуальное большинство и высокоинтеллектуальное меньшинство (нерезкое-то расслоение уже давно началось). То есть, по сути, человеческий вид разделится как бы на два подвида... ликвидация этнических и языковых распрей сменится другим, быть может, более сильным антагонизмом – между небольшой кучкой интеллектуальной элиты и огромной массой «простых» людей. (Относительно кучки автор слегка утрировал – доля интеллектуально-развитых людей в обществе колеблется в интервале 15–25 % – А.Р.).

Подобное в истории человечества уже было... Кроманьонцы начали войну против неандертальцев за обладание пространством для жизни. Это была война на полное уничтожение, в которой не брались пленные и даже самки побежденных не насиловались победителями – такова была сила ненависти одного подвида человека к другому. Война длилась несколько тысяч лет и закончилась «победой наших»: неандертальцы были стерты с лица планеты...» («В XXI ВЕКЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО РАЗДЕЛИТСЯ НА ДВА ПОДВИДА». Академик Ю.А. Фомин, журналист М. Куликова. «ОГОНЕК», № 05, 1 февраля 1999 г.)

Очевидно, академик Фомин под влиянием законов беллетристического жанра несколько сгустил краски, но по существу совершенно точно изложил суть происходящего.

Логика биологических конфликтов (конфликтов не между социальными группами, а между биологическими подвидами) суть логика естественного отбора. Проигравший исчезает с лица земли, а победитель получает все. Никаких других вариантов просто нет – и чем мы скорее это поймем, тем больше будет шансов на победу у нашей стороны...»

(…)

 

Из книги М. Калашникова „Глобальный Смутокризис”.

Источник 1

Источник 2

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 547 раз(а) Следующая >>



 

Дискуссия

Aвторизуйтесь здесь, чтобы оставить Ваш комментарий