Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Архитектура » Северное кладбище – лиепайский Пантеон
09.04.2014 / Комментарии 0

Северное кладбище – лиепайский Пантеон


Северное кладбище, протянувшееся узкой полосой между улицей О. Калпака и портом, заслуживает особого рассказа. Это своего рода пантеон героической истории города, где уже два века находят место упокоения солдаты и офицеры, павшие в разных войнах и при разных режимах. При этом все могилы ухожены и удостаиваются одинакового уважения, независимо от того, какой политический режим защищал тот или иной человек.

Все крупные события 19 и 20 веков оставили на этом кладбище свой след. Старо-обрядческая Свято-Троицкая церковь, разместившаяся прямо в кладбищенской ограде у южной границы кладбища, тоже является одним из таких следов истории. Чуждая и современному городу, и его давнему прошлому, она оста-ется памятником очень краткому, но славному периоду в жизни Лиепаи.

Интересно, что согласно представлениям историков, именно в этом месте четыре-пять веков тому назад в море впадала река Лива, вернее тот ее рукав (один из рукавов древней дельты), который на многие километры протянулся вдоль берега моря и на котором возник поселок рыболовов Лива – будущая Лиепая, – первоначально заселенный финно-угорской народностью ливы. (Перевод названия места с ливского языка – «Песчаный».) Утверждается, что эту гипотезу косвенно подтверждает название улицы Силькю (Селедочная), которая ограничивает кладбище с севера, – поскольку обычно дорогу, ведущую в порт, называли именем главного товара 1.

Известно, что в 1813 году на Северном кладбище были захоронены солдаты Наполеоновской армии 2. Большую часть первоначальной территории кладбища занимают лютеранские захоронения – в 19 веке здесь провожали в последний путь крестьян из хуторов и деревень северных пригородов Либавы. Когда в середине века начал расширяться порт, а рядом с ним строились фабрики, то здесь хоронили рабочих, погибших при несчастных случаях. Видимо, под влиянием неоднократных пожаров, случавшихся на Масляной (маслобойной) фабрике, находившейся неподалеку, некоторое время кладбище было известно в народе как Масляное (Eļļas).

С началом строительства военного порта кладбище стало официальным кладбищем Либавского военного порта имени Императора Александра III. Здесь хоронили в основном офицеров, причем имена многих из них оставили яркий след в истории Российского флота и Российского государства. Например, здесь находится могила полярного исследователя, полковника штурманского корпуса российского флота Евстафия Тягина (1844–1898), одного из первых исследователей архипелага Новая Земля.

Ближе к Свято-Троицкой церкви стоит внушительный памятник немецким солдатам, отдавших жизни во время боевых действий в 1914 – 1916 годах, установленный военными Кайзеровской Германии в годы немецкой оккупации.

 

В другом месте кладбища, в его парадном центре – памятник русским войнам, павшим в войну 1914 – 1918 годов.

 

И буквально напротив – братская могила и памятник солдатам Красной армии, погибшим в боях за Лиепаю в годы Второй мировой войны.

11 марта 1919 года на кладбище был похоронен главнокомандующий Латвийской армии Оскар Калпакс, погибший недалеко от Лиепаи пятью днями раньше. (В конце 1918 года город Либава получил новое официальное название – Лиепая.) 18 ноября того же года прах полковника Калпакса был перезахоронен на кладбище в Мейраны, однако 18 марта 1939 года в Лиепае, на месте его первого места упокоения установили памятный знак. В советские годы упоминать о нем где-либо было запрещено, и только в 1989 году о памятнике заговорили снова, он был восстановлен и отреставрирован.

В наши дни самым монументальным сооружением на Северном кладбище является Памятник героям, павшим в боях за освобождение Латвии – воинам, которые в составе всего лишь двухтысячного Лиепайского гарнизона остановили наступление на город немецко-белогвардейских воинских формирований под командованием графа П.Р. Бермонта-Авалова в ноябре 1919 года.

Бои в районе Тосмарского озера начались 4 ноября, крупнейшее наступление было предпринято утром 14 ноября. Линии солдатских окопов того времени между крепостными фортификационными сооружениями на берегу озера сохранились до наших дней. К вечеру при активной поддержке артиллерии военных кораблей британского флота атака была отражена. В результате боев 115 человек пропали без вести, 27 – 30 человек были убиты, 60 человек было ранено, многие из них умерли в последующие недели.

Братское захоронение латышских воинов на Северном кладбище возникло стихийно, уже в первые дни ноября. Тут хоронили тех, за кем не приехали родственники, чтобы похоронить на других городских кладбищах и на сельских кладбищах ближайшей округи, рядом с родными. Всего здесь лежит прах 130 человек, однако часть из них были привезены в Лиепаю позже, в декабре 1919 года и январе-феврале 1920 года с линии фронта в Латгалии, где шли бои с большевиками. Как особое памятное место это братское захоронение начало формироваться только в 1922 году. Через пару лет был построен и сохранившийся до наших дней памятник, созданный по скрупулезно разработанным эскизам лиепайского художника Яниса Судмалиса, ставшего впоследствии известным в качестве создателя Лиепайского музея.

В 1936 году по специальному решению Лиепайской городской управы на могилах были установлены таблички с именами павших, чьи имена были известны, но таких было только 70, остальные могилы так и остались безымянными. В советское время братское кладбище латышских воинов чудом сохранилось, однако его территория несколько уменьшилась, а с верха памятника была сбита латышская огненная свастика, которую восстановили уже в последнее десятилетие 20 века 3.

Тогда же, в 1990-е годы, на краю братского кладбища появил-ся и мемориальный камень, установленный в память о погибших работниках Армейского экономического магазина, что стоял в центре Лиепаи, на площади Роз, и был разрушен прямым попаданием авиабомбы 28 июня 1941 года.

Что характерно, все перечисленные мемориалы находятся на очень ограниченной площади, вплотную друг к другу, и все – в непосредственной близости от территории, изначально принадлежавшей Лиепайской старообрядческой общине. Место для строительства Свято-Троицкой церкви было выделено на южной оконечности территории Северного кладбища, свободной от могил. Предполагалось, что территория вокруг церкви, которой было достаточно, будет отведена только под захоронения староверов. Однако последующие исторические события внесли в эти планы поправку, и таким образом площадь между старообрядческой частью кладбища и остальными захоронениями оказалась заполнена памятниками погибшим воинам и братскими могилами.

Долгое время напротив кладбища, с другой стороны улицы Оскара Калпака, были лишь луга и поля. Они тянулись от границы города до канала Военного порта, а граница города – она как раз по южной ограде кладбища. Северное кладбище находилось за городом. Интересно, что по этим лугам и полям вдоль кладбища 26 сентября 1899 года начали курсировать вагоны первой линии электрического трамвая в Прибалтике, по сути, пригородной, соединившей либавский Городской (Железный) мост с местом перевоза через канал Военного порта; внутригородские трамвайные линии начали действовать лишь два месяца спустя. Луга долгое время служили лишь местом выгона скота для жителей Чёртовой деревни (Velnciems), и только после Второй мировой войны началась их постепенная застройка.

Жизнь по соседству с церковью после Второй мировой войны была неспокойной. Напротив храма, через перекресток, на бывших территориях завода «Плутон» и Анилиновой фабрики началось строительство большого промышленного предприятия. В конце 40-х годов официально заявляется, что здесь будет крупный автомобилестроительный завод. После августа 50-го года, когда Сталиным был подписан Указ об объявлении Лиепаи закрытым городом – базой Балтийского военного флота, разговоров о гражданском строительстве больше никто не ведет – разговоров о светлом будущем города вообще не стало. На созданной к тому времени мощной производственной базе организовали выпуск военной радиоэлектронной продукции.

С другой стороны церкви, напротив кладбища вдоль улицы О. Калпака (в те годы – Сарканармияс), в течение нескольких лет после войны действовал большой лагерь военнопленных. Война в Лиепае закончилась только 9 мая, уже после капитуляции Берлина, и сдавшиеся воины Третьего Рейха были надолго оставлены в городе – восстанавливать разрушенные фабрики и заводы. Причем они работали на строительстве в тех же ротах и бригадах, в каких и воевали, под руководством всё тех же командиров. Каждый день утром, мимо Свято-Троицкой церкви – в город, вечером – обратно в лагерь. Когда немцев отпустили на родину, лагерные бараки еще почти десять лет использовались под нужды колонии малолетних преступников. Современные пятиэтажные жилые дома напротив Северного кладбища, изначально предназначавшиеся для семей флотских офицеров, начали появляться только в начале 60-х годов.

Ярополк Доренский

Отрывок из статьи «Порт императора Александра III и Лиепайская старообрядческая община», опубликовано в Альманахе «Русский мир и Латвия». Seminarium Hortus Humanitatis. Выпуск XXXIII. Рига, 2013 год. С. 42-65.

Примечания:


1 Juris Kriķis. Ostas, kuras aizsērēja un kuras būvēja // «Kurzemes Vārds», 2007. gada 10. februārī.

2 Kristīne Pastore. Ziemeļu kapi. Vēstures liecības un sadzīves ainiņas // «Kurzemes Vārds», 2004. gada 29. novembrī.

3 Gunārs Silakaktiņš. Stāsts par vietu, kur atdusas Latvijas varoņi. http://www.irliepaja.lv/lv/raksti/liepajnieki/stasts-par-vietu-kur-atdusas-latvijas-varoni/

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 9163 раз(а)


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий