Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
События » Политика » Валерий Агешин: «Лиепаяс металургс» должен работать
23.03.2016 / Комментарии 0

Валерий Агешин: «Лиепаяс металургс» должен работать


Недавно в Лиепаю приезжала лидер партии «No Sirds Latvijai» Ингуна Судраба. Эта партия-общественное движение провозглашает свою открытость для жителей всех национальностей, живущих в Латвии, и приглашает в свои ряды также тех, кто говорит на русском языке. Мы воспользовались случаем, чтобы задать несколько вопросов по актуальной политике нашей страны Ингуне Судрабе и одному из лидеров социал-демократической партии «Согласие», лиепайчанину Валерию Агешину.

Вопросы одни и те же – чтобы получить возможность сравнить позиции двух политических сил. В этой статье мы публикуем ответы Валерия Агешина.

– Не так давно Сейм принял закон о запрете несопротивления при агрессии внешнего врага. Можно ли сравнить в этой ситуации наших законодателей с теми генералами, которые всегда готовятся к прошлой войне, но не думают о будущей? Существует ли сегодня для Латвии, на Ваш взгляд, угроза внешней агрессии?

– Я считаю, что сегодня мы должны обратить внимание на другие поправки в Уголовный закон, которые продвигаются и могут быть приняты Сеймом в срочном порядке в окончательном чтении уже 7 апреля. Я бы предпочёл начать с них.

Это поправки к уголовному законодательству – всего шесть статей. Некоторые новые, другие уточняют старые, в частности статьи 80, 801, 81, 811, 85 и 951. В них речь идёт о деятельности, направленной против Латвийской Республики, об объединении в организованную группу с целью проводить работу против ЛР, о призывах против ЛР, о шпионаже, о незаконном получении государственной тайны. Одна из самых интересных – статья 811 – о помощи иностранному государству, которая направлена против интересов ЛР. В отношении этой статьи законопроекта возникает целый ряд вопросов по поводу ее применения в будущем, если, конечно, она будет принята в такой редакции. Для меня, в частности, неприемлемо, что в тексте обоснованная критика высших должностных лиц страны чётко не отделена от осознанного вредительства, работу за деньги на недругов нашей страны, и возможности для интерпретации нормы в этом случае мне представляются очень широкими. Эти поправки нуждаются в коррекциях, в детальных уточнениях. Формулировки статей очень расплывчаты и могут ограничить свободу слова. Эти ограничения, идущие вразрез с правами человека, гарантированными Конституцией, могут коснуться не только политиков, но и журналистов, любого члена нашего общества, который открыто выражает свое мнение. Убежден, нельзя путать обоснованную критику высших должностных лиц, министров, руководителя правительства с осознанной помощью недругам нашего государства.

В свою очередь, другой, упомянутый Вами закон продвигался по инициативе президента Латвии и уточняет функции военных и Земессардзе в случае нештатных, чрезвычайных и нестандартных ситуаций. В случае какого-либо геополитического вызова – это не обязательно военные действия, а, например, внезапный наплыв беженцев – представители силовых структур должны чётко осознавать и понимать свои обязанности и меру своей ответственности. К поправкам президента моё отношение нейтральное. А вот в новых инициативах «Согласие» видит реальную угрозу свободе слова, недаром в связи с ними уже подняли тревогу журналисты, пишущие как на русском, так и на латышском языке. В свою очередь, Президент страны уже направил в Юридическую комиссию Сейма письмо с критикой данного законопроекта, а наша фракция в парламенте внесла целый ряд поправок, которые в ближайшее время будут рассмотрены.

Что касается внешней угрозы, то безусловно, так называемые геополитические вызовы и риски существуют. Я вижу два таких риска, о которых 15 – 20 лет назад мы даже не думали. Это, во-первых, проблема беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока, которые захлестнули Европу. Во-вторых, это угроза международного терроризма. В то же время, я хочу подчеркнуть, что на общеевропейском фоне уровень угроз террористических актов в Латвии на сегодняшний день по-прежнему являются низким. Мы не являемся первоочередной целью и мишенью для международных террористов. На мой взгляд, нередко куда большую угрозу безопасности нашего общества создают болтливые должностные лица.

– Два месяца уже действует новое правительство. О прошлом, правительстве Лаймдоты Страуюмы принято говорить, как о правительстве застоя, при нём в стране ничего не изменилось. Стоит ли ожидать каких-либо изменений от правительства Кучинскиса? В чём конкретно была компромиссной сама фигура нового премьера?

– Новое правительство не будет ни лучше, ни хуже предыдущего. Ничего хорошего латвийцам от него ждать не стоит. Поскольку его сформировала всё та же старая самовлюблённая и дискредитировавшая себя коалиция. Наша партия не собиралась и не собирается поддерживать Кабинет министров, в котором нет «Согласия». В новом составе фигурируют всё те же самые политические силы, всё те же люди, поменялись лишь отдельные персоналии. Поэтому нет оснований говорить о каких-либо компромиссах. Падение же правительства Лаймдоты Страуюмы было совершенно прогнозируемым, так как она, по существу, и до отставки им не руководила.

Фирменным знаком прежнего правительство стала, мягко говоря, экстравагантная история с повышением зарплаты министров в день забастовки учителей. Причём, с утра премьер сидела в одной из студий латвийского телевидения и утверждала, что ей ничего об этой инициативе неизвестно, мол, решение о повышении зарплат было принято без неё, во время ее визита в Китай. Мы считаем, что она либо лгала, либо просто не руководила своим правительством. При этом кто-то из министров не расставался с наигранным оптимизмом, кто-то откровенно мучился…

Результаты «работы» правительства были таковы: вот всего несколько примеров. Спонтанное введение новых налогов, невыполнение обещаний по снижению существующих, в частности подоходного налога, который перед выборами было обещано снизить. Сделка по продаже банка «Citadele», который нёс государству золотые яйца – эту «курицу» просто зарезали. Авиакомпании «Air-Baltic» государство теперь должно подарить много миллионов денег из кармана налогоплательщиков. Не видно конца истории с закупкой поездов для «Pasažieru vilciens». Слабая и размытая позиция правительства по вопросу «Лиепаяс металургс». Курьёзная реформа оплаты труда педагогов. В системе здравоохранения полный хаос и развал. Этим и многим другим отличилось правительство Лаймдоты Страуюмы. Этот перечень можно продолжать и дальше, тем не менее, абсолютное большинство министров перешло в состав нового правительства.

– Кто, на Ваш взгляд, виноват в том, что латвийское государство, латвийская экономика оказалась не готова принять мигрантов?

– Это действительно очень любопытный факт, что беженцы, находящиеся во временных лагерях в Греции и Италии, мягко говоря, не выражают горячего желания переехать в Латвию. За исключением нескольких семей. Поэтому на будущее очень трудно прогнозировать сроки прибытия искателей убежища в нашу страну. Предполагаю, что это ни что иное, как реакция беженцев на «Историю успеха» в исполнении Валдиса Домбровскиса, может быть, кто-то эту книжку перелистал. Это, конечно, ирония, но, как мы понимаем, экономические достижения нашей страны говорят сами за себя. Беженцы к нам не стремятся ехать. Я не оцениваю сейчас, хорошо это или плохо, я говорю только о том, что всё это свидетельствует об определённом уровне экономического развития Латвии.

– Когда приходило к власти предыдущее правительство, заявлялось о готовности к 2018 году полностью перевести школы на латышский язык обучения. Прошло время, и тему замяли. Новое правительство, в момент прихода к власти снова пообещало русским школам 2018 год. На Ваш взгляд, какая судьба может быть у этой давно существующей у нас социальной инициативы государства при нынешнем правительстве? Не имеет ли идея перевести школы национальных меньшинств на латышский язык обучения под собой подоплёку, обусловленную внешнеполитическими требованиями извне?

– Спасибо за вопрос. «Согласие» не поддерживает и не будет поддерживать никакие провокационные идеи «национально мыслящих» политиков о новых языковых реформах в школах. Давайте называть вещи своими именами: эта идея – провокация. Я считаю, что для таких реформ нет оснований. Выпускники школ национальных меньшинств в большинстве случаев не испытывают никаких языковых барьеров и, как правило, хорошо говорят и владеют уже тремя языками – русским, латышским, английским. У них нет никаких языковых барьеров.

Думаю, что это Национальное объединение продолжает мутить воду, сталкивать людей лбами и сеять смуту в обществе. Поэтому в случае необходимости мы готовы активно противодействовать таким с позволения сказать «начинаниям». Причём не в одиночестве, а при поддержке общественного мнения, педагогов и родителей. Как говорится, посеявший ветер, пожнёт бурю.

Что касается какого-либо давления извне или реакции на происходящее в Латвии какими-либо силами, находящимися за пределами Латвии, то, извините, никто не имеет право влиять на содержание нашего Закона об образовании. Только мы сами.

Поэтому – возвращаясь к Вашему вопросу о компромиссах – идею о 2018 годе я могу назвать известным компромиссом только между Национальным объединением с одной стороны и партией Единство и Союзом зелёных и крестьян с другой стороны. Для того чтобы, скажем, порадовать Национальное объединение и национально мыслящих избирателей, в правительственную декларацию было включено это обещание. Однако, если взглянуть на проблему с профессиональной точки зрения, то станет очевидным: никакой реформы до 2018 года осуществить невозможно. Её невозможно даже начать. Уверен, что эта реформа так и не будет осуществлена, в ней нет необходимости.

Зато у Национального объединения накануне парламентских выборов 2018 года появится ещё одна возможность для мобилизации своих избирателей, чтобы сподвигнуть их прийти и проголосовать на выборах.

– Очень актуальный для лиепайчан вопрос о «Лиепаяс металургс», который снова закрывается и с которого снова увольняются люди. Прошёл всего год работы под началом нового владельца, и он развёл руками… Конечно, сказываются внешнеэкономические обстоятельства: цена на сталь за это время на Лондонской бирже снизилась вдвое. На ваш взгляд, что государство не сделало для того, чтобы обеспечить работу «Лиепаяс металургс» в новых условиях?

Безусловно, трудно отрицать наличие внешнеэкономических факторов, металлургия в Европе переживает не лучшие времена. В то же время хочу сказать чётко: я убеждён, что предприятие должно работать. Здесь не может быть двух мнений. Говорю Вам это как лиепайчанин лиепайчанину. Хотя бы потому, что оно выстояло на протяжении двух мировых войн.

Если говорить конкретно о виновных, то если бы все те персонажи, которые год назад разрезали на заводе ленточки, ходили по предприятию в белых начальнических касках, давали громкие интервью и важно позировали перед объективами камер в момент «рестарта» предприятия «KVV Лиепаяс металургс», позднее хоть сколько-нибудь придерживались обещанного и отвечали за свои слова о «сделке века», о «наилучших инвесторах», то сегодня ситуация на предприятии не была бы столь плачевной и трагичной. Я имею в виду и бывшую главу правительства Лаймдоту Страуюму, и министра экономики Дану Рейзниеце – Озолу, которая ныне быстренько переквалифицировалась в министра финансов. Если бы все эти люди выбивали в Брюсселе наилучшие условия для этой отрасли в Латвии, как это делают представители других европейских стран, связанных с металлургией, завод продолжал бы работать. Кроме того, могу напомнить, что летом прошлого года Д. Рейзниеце – Озола публично в СМИ обещала пересмотреть сделку по продаже предприятия. Обещание не выполнено.

Что делать в этой ситуации? Позволю себе высказать две, как мне кажется, свежие идеи, два возможных решения. Первое: в обозримом будущем предприятие покупает какой-либо крупный металлургический гигант. «Лиепаяс металургс» становится составной частью этого гиганта, живёт, выпускает продукцию, обеспечивает свой персонал работой, и семьи работников будут спасены. Наше уникальное металлургическое предприятие, единственное в своём роде для всех трёх стран Балтии, будет работать. Второе возможное решение – это анализ и оценка возможностей восстановления предприятия при помощи и с участием всех бывших акционеров. Я подчёркиваю: всех бывших акционеров. Думаю, что анализ и оценка возможностей возобновления переговоров со всеми бывшими акционерами достаточно реальны в том случае, если государство в ближайшее время, скажем так, расчистит для них площадку. Юридически сделать это крайне сложно, но возможно.

Не скрою, читатели Вашего портала – первые, с кем я делюсь этими соображениями. Ведь сейчас о будущем предприятия и сотен людей почти никто из должностных лиц не говорит и не думает. Новые акционеры пеняют правительству – правительство кивает на акционеров. А данные год назад обещания никто не выполняет. Поэтому, думаю, к этим двум предложениям следует отнестись со вниманием.

– Партии «Согласие» более 20 лет. Насколько сейчас «Согласие» не соответствует стандартам партий однодневок, которых зачастую называют партией одного человека? Насколько вы сейчас команда, или же у вас есть один или два ярко-выраженных лидера?

– «Согласие» является одной из старейших политических сил в новейшей истории Латвии. С момента основания партии в начале 90-х годов 20 века мы представлены в каждом созыве парламента. «Согласие» – самая многочисленная в Латвии и наиболее популярная у жителей страны политическая сила. Я очень горжусь этим обстоятельством и помню об этом каждый день. Более чем за 20 лет приоритеты нашей партии не изменились, и это, в первую очередь, социальные вопросы. Второй наш приоритет – межнациональное согласие. Поэтому в нашей партии работают люди самых разных национальностей, социального происхождения и имущественного положения. Мы этим очень гордимся и работаем вместе, а не рядом.

Партия «Согласие» – это коллектив единомышленников, вождизм нам не присущ. Думаю, каждый из Ваших читателей без труда назовёт нескольких представителей нашей партии в органах власти разных уровней.

Пользуясь случаем, расскажу об одной из наших новых инициатив в парламенте. В данный момент мы с коллегой по Сейму, депутатом Андреем Клементьевым разрабатываем и продвигаем, как мне кажется, очень интересную идею в сфере пенсионного законодательства, которую рассчитываем внедрить в жизнь до конца 2016 года. Она заключается в том, чтобы добиться права наследования пенсии скончавшегося супруга пережившим супругом, по крайней мере, в размере 50 процентов. Для сравнения: в Германии и Бельгии переживший супруг наследует 80 процентов от пенсии ушедшего супруга, что абсолютно справедливо. Ведь человек, например, 40 лет честно трудился, платил налоги, потом вышел на пенсию, и спустя всего несколько лет покинул этот мир. Возникает вопрос: куда уходят уплаченные налоги? Поэтому мы вышли с такой инициативой, чтобы переживший супруг пенсию наследовал хотя бы частично. Во многих странах ЕС существует такой порядок. Конечно, мы не Германия и ни Бельгия, но, по крайней мере, за основу можно взять чешскую модель, где 50 процентов пенсии ушедшего наследует переживший супруг.

Нередко ситуация выглядит следующим образом: живут муж и жена – пенсионеры, детей нет или они где-то далеко, скажем, давно живут и работают за границей. Вдвоем, на две пенсии люди хоть как-то ещё справляются с коммунальными платежами и прочими расходами. Потом один из супругов покидает этот мир, умирает. После этого, как показывает статистика, большая часть одиноких пенсионеров попадают в разряд малообеспеченных. И не будем при этом скрывать: пенсионеры – это одни из самых дисциплинированных плательщиков. Первым делом они платят за квартиру, а что остаётся, тратят на продукты питания в наших же латвийских магазинах и на рынках. Вспомоществование в виде дополнительной пенсии помогло бы человеку хоть как-то смягчить уход супруга и немного облегчить материальное положение. Мне представляется, что это честный и справедливый подход, и мы планируем до конца года претворить данную идею в жизнь.

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 1545 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий