Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Эпохи » За независимость Латвии проголосовали 36 агентов КГБ
18.03.2018 / Комментарии 0

За независимость Латвии
проголосовали 36 агентов КГБ

 


Комментарий NashaLiepaja: Эта статья появилась в мелком провинциальном сми Рижского района и не была упомянута ни одним крупным латышским сми – они сделали вид, что её не было. Материал весьма любопытен, хотя бы уже потому, что такие люди по своему желанию интервью никогда не дают.

Безусловно, это – латышский взгляд на собственную недавнюю историю, существующий в своём, латышском информационном пространстве. Взгляд, пока ограничивающийся констатацией того факта, что многое в недавнем прошлом на самом деле было не так, как описывают современные учебники, многое было искусственным, привнесённым и навязанным народу извне. Глубокие причины происшедшего 25 лет назад в латышском информационном пространстве не рассматриваются и не осознаются. (О глубоких причинах смотрите на нашем портале в статье А.И. Фурсова «Рим предателям не платит».) В целом статья позволяет под другим углом посмотреть на события, связанные с восстановлением независимости Латвии, обращает внимание на закономерности, о которых в наши дни принято умалчивать.


Андрис Паулс-Павулс: «Независимость нации придёт тогда, когда будем готовы разговаривать между собой, когда не будет «мешков ЧК», не будет людей, которые живут с двумя идентичностями».

На вопрос, как его представить, Андрис Паулс-Павулс отвечает: «Я – хорошо информированный наблюдатель за политикой». Он был активным в гражданской и политической деятельности в конце 80-х – начале 90-х годов. Позже в качестве эксперта привлекался в комиссию по расследованию деятельности Верховного Совета и Кабинета министров, и потому он очень хорошо знает актуальную форму и содержание «мешков ЧеКа»…

… а также другие деликатные вещи переходного периода. Досадует по поводу того, что время баррикад, мероприятия памяти которых только что завершились, часто показывается как одна белая история общего героизма. Действительность более сурова. Вернее сказать, его версия о действительности.

 «Я просто попал в поток»

 – Во время Атмоды я был молодым, даже не считал себя политиком, просто попал в тот поток, потому что… У меня это началось, когда мы, четверо парней, 8 мая 1988 года организовали субботник у памятника Янису Чаксте и выпилили деревья, специально посаженные, чтобы памятник за ними не был виден. Возбудили уголовное дело. Так я попал «в оборот», меня пригласили на квартиру к Дану Титавсу, где в тот момент основывалось Движение Латвийской национальной независимости. Если в этом рассказе многое пропустить, то моя политическая деятельность завершилась, в свою очередь, полным и окончательным фиаско Конгресса Граждан. Это, по сути, произошло, 4 мая 1990 года, когда Верховный совет провозгласил независимость Латвии.

– В нашем разговоре важно рассмотреть два эпизода недавней и современной истории: публичные и скрытые причины баррикад и сегодняшние истерические эскапады вокруг «мешков ЧК». Попытаемся найти взаимосвязи.

– Все эти годы параллельно одной работе за кусок хлеба я исследовал этот процесс – что же на самом деле с Латвией произошло. Здесь сходятся вместе и первая часть вопроса – о баррикадах, и вторая – о «мешках ЧК». Нельзя рассматривать ни баррикады, ни Атмоду, если не знать сути – как функционировала советская система. Вкратце так: коммунистическая партия всё решала, а «ЧеКа» была исполнителем всех решений. Если в 1985 году Горбачёв принял решение начать Перестройку, то реализовывал его решение, по сути, был Комитет Государственной безопасности.

– Конструкт Атмоды – это конструкт КГБ. Можно так сказать?

– Я в этом весьма убеждён. Процитирую Зигмунда Скуиньша из журнала «Ir»: «Его (СССР – прим. источника.) уже нельзя было не ликвидировать, поскольку он был доведён до последней ручки… И кто его ликвидировал? Его ликвидировало ЧеКа, потому что они были умными людьми, знали ситуацию. – ЧеКа развалили Советский Союз? – Конечно! Они были компактной силой, кто мог это делать, и они это сделали, без вовлечения армии». Вот, здесь и есть этот существенный нюанс, что Перестройка по большому счёту состоялась со сравнительно небольшим количеством жертв на всей территории СССР, говоря другими словами, – без гражданской войны.

– Теперь два вопроса об обиде. Первый – о твоей обиде. Ты стоял у «могилы» Конгресса граждан. У тебя как у активного его участника большая обида из-за его фиаско. Ты ищешь причины, находишь и такую. Может быть, вы сами недостаточно успешно действовали?

– Нет, обиды у меня абсолютно никакой нет. Я сам не знаю, хорошо это или плохо, что идея Конгресса граждан осталась невоплощённой. Помню, к нам ездил консультироваться Джохар Дудаев. В Чечне всё закончилось войной. У нас у власти остались те же, что и были, изменились только их поступки. И это тоже хорошо. Мы всё же сейчас живём в такой формации, где можно свободно говорить и никого за разговоры или чтение книг в тюрьму не сажают.

Второй вопрос об обидах. Людей по радио призывали на баррикады. Они приходили, приезжали… У них не было никакой связи с большими конструкциями смены власти. Теперь Паулс-Павулс – и не только он – говорит: это был только такой вот театр «ЧеКа». Людям от этого горько.

– Если отмотаем фильм назад, то огромные народные манифестации под руководством Народного фронта начали обрисовываться гораздо раньше, уже в 1990 году. Основной мыслью было в возможный час X организовать очень широкую народную манифестацию ненасильственного сопротивления, а не баррикады строить… Однако объявился такой Аусеклис Плявиньш и начал создавать защитную систему баррикад. В ненасильственном процессе появились элементы армейской дисциплины и армейских действий – по сути, провокация. Кто такой был Аусеклис Плявиньш? Заместитель начальника Службы контрразведки Балтийского военного округа Вооружённых сил СССР, полковник Главного Разведывательного управления, или ГРУ.

– Ну-ну! Плявиньш один сказал, и все сразу вдруг встали по стойке смирно!

– Нет, ну, он там крутился серым кардиналом… И, если ты у меня спросишь, был ли в этом всём перст КГБ, то там был не только перст КГБ, но и перст армейской разведки.

Лучшая латвийская сага общественных отношений всех времён

 – Эти «весёлые» организации содействовали возникновению плана строительства баррикад…

– (Вздыхает) Тяжёлый вопрос. Тем не менее, если говорить современной терминологией, баррикады были великолепной саморекламой Верховного совета, или пиар-акцией. Вся манифестация была ориентирована на 13 января, когда руководитель Верховного Совета Латвии Анатолий Горбунов в Таллине встречался с Борисом Ельциным и подписал, по сути, новый Союзный договор. Таким и было задание КГБ – сделать «рестарт» Советского Союза, заключив в конечном итоге новый союзный договор. Если бы не было этой кровавой пелены баррикад, где народ переживал экстаз, как знать, был бы этот договор так гладко ратифицирован. При взгляде из сегодняшнего дня – выдающаяся пиар-акция.

– Хочется узнать, какой наш собственный вклад в больших переменах – в развале СССР и восстановлении Латвии, и какая часть из этого планировалась в драпированных красным кабинетах в Москве? И где сценарий выскочил из-под контроля «большого брата»…

– Однажды я имел возможность очень долго побеседовать с латышом, на тот момент офицером московского КГБ, который как инструктор из Москвы сопроводил в Латвию Ивара Кезберса. Вот, что он сказал: Москва не доверяла ни «ЧеКа» Латвийской ССР, ни самой «ЧеКа», она видела, что Латвия правильно, как положено не просыпается, есть только какие-то неформалы, а партия стагнирует.

Кезберс в 1988 году был заместителем председателя Государственного комитета по телевидению и радиовещанию СССР. Его стараниями из мешков «ЧеКа» были вытащены три талантливых и умных парня, и с их помощью была создана телепередача «Labvakar!», по сути, было упорядочено информационное пространство.

– Хорошо, но почему ты веришь офицеру «ЧеКа» из Москвы?

– Я могу вернуться к сказанному Янисом Апелисом (Янис Апелис в своё время был начальником Полиции безопасности Латвии – прим. ист.), всё ведь можно прочитать в газетах. Или, вот, в книге Ивара Кезберса. Это факт, что он был в Москве, в 1988 году вернулся в Латвию и действовал с размахом – «силой духа против армейской силы!» («ar gara spēku pret karaspēku!»), чтобы всё шло в нужном направлении. Снимаю шляпу! Инкенс, Рубенис и Шипкевицс безукоризненно выполнили эту работу. Безукоризненно! Создатели современных общественных отношений могут учиться. Получили то, что народ со слезами на глазах шёл и голосовал за Горбунова. Молодцы, ребята!

– Если подвести итог: хорошая новость – мы избежали больших жертв, не очень хорошая – была сохранена система. В полном объёме её сохранить всё же не удалось – появились и заявили о себе интересы других держав, в том числе американцев…

– Говоря по-хорошему, кажется, американцы в Латвию порядочно втёрлись. В своё время, не создав структуры безопасности с нуля, как Эстонцы, а заполонив их представителями КГБ, мы создали рак, который пускает метастазы в НАТО. Например, у КГБ была структура прикрытия – туристическая фирма «Спутник». В ней работал нынешний депутат Сейма Игорь Пименов, и – он имеет допуск к государственной тайне.

Ещё пример: Ввместе с Райтисом Валтерсом мы брали интервью у бывшего начальника отдела разведки КГБ Латвийской ССР Роберта Анспакса, и он рассказал очень шокирующую вещь, которая нам показалась настолько невероятной, что мы её тогда не публиковали.

Вот в книге, Иманта Лещинского бывший руководитель Центра документирования последствий тоталитаризма Индулис Залите рассказывает, что Роберт Анспакс перешёл на службу Латвийской Республики и как представитель Латвийской Республики в 1992 году был послан за рубеж встретиться с представителями Центрального разведывательного управления (ЦРУ). Нам Анспакс рассказал, что представителем ЦРУ был не кто иной как руководитель Всемирного объединения свободных латышей Гунарс Мейровицс. Вот Анспакс и отговорил его от того, чтобы дать гражданство всем живущим в Латвии. Но именно такой была установка ЦРУ: в Латвии гражданство следует предоставить всем.

17 ноября 1990 года в Мюнстере, во время информирования соотечественников о действиях Конгресса граждан. Слева направо: Висвалдис Бринкманис, Янис Рожканс, Паулис Клявиньш, Андрис Паулс-Павулс.

Это, в свою очередь, красиво сочетается с написанным в только что вышедшей книге Владлена Дозорцева о Янисе Юркансе, где он тоже говорит, что в период признания восстановленной Латвии при встречах с руководителями стран Запада он, по сути, получил послание – нас юридически признают такими, какие мы есть. Устно упоминали, но на бумаге не писали ничего об оккупации. По сути, признали республику 4 мая с наличествующими двумя общинами, воспринимающими друг друга как противников.

– Наши читатели – люди преимущественно преклонного возраста, когда будут читать то, что ты сейчас сказал, почувствуют себя обманутыми: получается, что в то время они, как статисты, участвовали в рекламе…

– На поправку дела пойдут только тогда, когда они не только разочаруются, но будут испытывать стыд за то, что их так дёшево обманули, а в результате им достались приватизационные сертификаты и значки «Участник баррикад». Независимость нации придёт тогда, когда мы будем готовы между собой разговаривать, когда больше не будет «мешков ЧеКа», не будет людей, живущих с двумя идентичностями…

 Миф о ревизии содержания «мешков ЧеКа»

 Итак, мы пришли ко второй части разговора. Знаешь ли ты, что находится внутри «мешков ЧеКа» – имена, фамилии? Я там есть?

– Я не хочу называть ни одного имени, но примерно знаю, что лежит в «мешках», поскольку в 1993 году в Сейме состоял в комиссии по парламентскому расследованию в качестве эксперта и у меня были полномочия для исследования документов КГБ. В то время Центр документирования последствий тоталитаризма возглавлял Паулис Клявиньш. Да, я эти «мешки» видел. Конечно, я не ознакомился с ними полностью, но я видел примерно 50 прошитых книг, карточек и другие документы.

То, что я могу сказать, так это то, что у агентов КГБ и в рамках Движения за Национальную независимость, и на съездах Народного фронта были одни из самых патриотичных и конструктивных речей. В конечном итоге в Верховном Совете за независимость Латвии проголосовали 36 агентов КГБ…

– Слушай, из этих «мешков» что-то можно изъять или в них добавить? Внезапно, например, может прозвучать, что Паулс-Павулс сам там есть…

– Это смешной миф. Достаточно знать немного структуру и инструкции КГБ, чтобы такие утверждения представлялись жалкими и смешными. Прежде всего – зачем эти «мешки» остались в Латвии. Первоначально была мысль на базе КГБ в Латвии создавать свою структуру безопасности. Чтобы таковую создать, нужно было оставить агентуру… Не удалось, но в известных кругах такая мысль была.

О добавлении или изъятии…Есть насквозь прошитые нитью книги, в которые последовательно записаны все агенты. Из этих книг ничего нельзя изъять, что-то добавить или вписать между записей что-то новое, не нарушив порядок делопроизводства. В свою очередь карточки имеются не все, однако восстановлена стёртая «силами ЧеКа» информационная система «Дельта», где находится довольно много сообщений, – оттуда можно получить весьма обширную информацию также и в случае отсутствия карточек.

Вторая вещь. То, о чём многие утверждают… Майзитис (руководитель бюро защиты Сатверсме Янис Майзитис – прим. ист.), кажется, назвал даже цифры: 400 дел было в суде по поводу констатации факта сотрудничества с КГБ, из них признаны только тринадцать. Это лицемерие, ибо если человек был агентом, то он им был. Он не мог не быть им. Агент не мог поменять вышестоящего офицера. Существовала отработанная система с провокациями и взаимным соглядатайством, особенно во время зарубежных поездок. Хотя можно понять бывших агентов, когда они божатся «Я же ничего, я же только так…».

Пропавшие архивные документы

 Почему ты сам не идёшь в политику?

– Сейчас не вижу в этом большого смысла. Я был консультантом и при современном политическом процессе. Помогал Народной партии создать региональную структуру, базу данных учёта членов, и тому подобные вещи. В то же время я не принимал участие ни в одном заседании правления Народной партии. Зная и видя, как это в наши дни происходит (и во всех находящихся при власти партиях это происходит одинаково), я не знаю, как эту систему изменить – так, чтобы её не разрушить. Поэтому я лучше постою у телеги.

– В публично доступном медийном пространстве я вижу, что ты как бы создаёшь провокации: здесь выбросишь какой-нибудь документ, там обратишься к кому-нибудь из, наверное, вовлечённых лиц. Почему ты «высовываешься»?

– Это не значит «высовываться»… Скажем так: меня несколько раздражает то, как сегодня в публичном пространстве говорят о времени Атмоды. Это даже не провокация. В начале декабря я связался Комиссией по научному изучению КГБ. Проинформировал их, что в 1993 – 1994 годах в Сейме работала комиссия по парламентскому расследованию и эти темы мы тщательно исследовали. Был собран примерно один кубический метр документов в бумажном формате, который мы передали в Государственный архив. Спустя неделю эта комиссия по научному изучению КГБ мне ответила, что в Государственном архиве ничего такого нет. У меня всё же были сохранены копии этих документов. Всё это сейчас отсканировано и передано комиссии по изучению.

– Уже при организации этой встречи и обрисовывая её темы ты написал, что «мешки ЧеКа» следовало бы открыть, но, по твоему мнению, в просматриваемом будущем их не отроют.

– (Долго молчит) Да, мне так кажется. Не откроют. Открытие действительно может послужить к тому, что произойдут большие потрясения. Думаю, что более правильно было бы создавать благоприятные условия и побуждать людей в определённый срок самим выскакивать из «мешков». Будем ли мы называть это люстрацией или как бы то ни было иначе. Это было бы самым правильным. Просто взять и открыть их – брутально – нельзя.

– Мы можем считать, что поэт Янис Рокпелнис – единственный, кто, так сказать, выскочил из мешка и публично признался в сотрудничестве с КГБ… Некоторые раньше уже об этом говорили. Почему так мало?

– Да, некоторые говорили раньше. Я знаю, почему так мало. По крайней мере, представляется, что это из-за того, что со временем «мешки ЧеКа» превращены в этакое пугало. По сути же коммунисты, как я уже сказал в начале, были постановщиками задач, а «ЧеКа» были только исполнителями. Почему Бригманис (Аугустс Бригманис – председатель Латвийского Союза крестьян, в своё время первый секретарь Салдусского районного комитета Коммунистической партии Латвийской ССР – прим. ист.) ещё и сегодня является столь сильной политической фигурой? Потому, что в своё время Салдусский район выделился тем, что, несмотря на то, что все материалы компартии нужно было сдать в Государственный архив, Салдус почти всё уничтожил.

Сейчас всё сконцентрировалось вокруг «мешков ЧеКа» и общество убеждено, что всё зло находится в них. В действительности это не так.

 

Дзинтрис Колатс. 23 января 2018 года, 19:30

Фото: Рой Майзитис и из личного архива Андриса Паулса-Павулса.

Перевод: NashaLiepaja.lv

Источник: www.aprinkis.lv

Из комментариев к статье:

1. Andris PP

На фотографии первый слева – Висвалдис Бринкманис был агентом КГБ. Ну и? В 1987–1991 годах я не видел ничего плохого в его действиях в интересах независимой Латвии.

 2. EX

В очередной раз незнание, допущения и полуправда. Например, «Спутник» был туристической организацией ВЛКСМ. Да, соответствующие инструкторы Латвийского «Спутника» были работниками ЦК ЛКСМ Латвии, однако они не подчинялись КГБ, а сотрудничали с соответствующим офицером КГБ. В принципе интервью со знающим дилетантом интересны, но есть вещи, которые А. П.-П. просто не знает, но хочет создать впечатление, что всё же знает. Как сейчас признаёт Великобритания, Горбачёв был человеком, с которым можно было разговаривать.

С Горбачёвым говорила М. Тэтчер, и о чём говорила, когда говорила, – не знаем, это известный факт. После этого М. Горбачёв написал книгу «Перестройка и новое мышление». Её издали также на латышском языке, а всего в 192 странах, гонорар в валюте, вероятнее всего, на счетах в швейцарских банках. Ну, семья Горбачёвых была зажиточной и материально обеспеченной. Теперь он мог собирать единомышленников.

Ну, не нужно опять же здесь говорить «ЧеКа», потому что в действительности был ЦК КПСС, или «ЦеКа». После 20 съезда ЦК КПСС до развала этой организации «ЧеКа» Не командовало, командовало «ЦеКа», в Латвии – Я. Вагрис, А. Горбунов. Кто командовал Рижским ОМОНом? Ну, конечно, Альфред Рубикс, единственный, который за хорошие и дурные дела коммунистов во время перестройки был осуждён. Странно, но уже через пару лет Альфред Рубикс в Европарламенте страстно и профессионально защищал интересы Латвии, когда был там депутатом. Хороший пример Аугуста Бригманиса. Почему бывшие коммунисты по-прежнему способны оказывать влияние на процессы?

Они по-прежнему знают, что делать с ВЛАСТЬЮ, а власть не на-до-е-да-ет…

 3. JR

Здесь не будет лишним одно письмо П. Клявиньша, полученное мной в ответ на вопрос, как создавались спецслужбы обновлённой Латвии.

---------------------

Привет, Янис! 

Отвечая на твой вопрос, могу сказать, что картина была такой: вошли одетые в гражданское работники Министерства обороны, чтобы сменить сформированное мною руководство Разведслужбы. Министром больше не был Талавс Юндзис, который назначил меня создавать Разведслужбы, а был Павловскис.

С Юндзисом шли весьма длительные переговоры. Когда я показал разницу, какая существует между ЧеКа и разведслужбами демократических стран (БНД, ЦРУ и другими), я сказал, что если есть желание формировать отвечающую демократии службу, то я возьмусь за это дело. Сохранились документы, которые подтверждают моё назначение на эту должность.

Началось интенсивное сотрудничество с разведслужбой Германии БНД. Мы устраивали курсы для подготовки сотрудников. Они проходили в Сигулде, в казармах Земессардзе. Из БНД прибыла порядочная группа инструкторов, которые обучали различным навыкам, я лекции переводил.

Это было очень интересное время развития, но это не понравилось Аусеклису Плявиньшу (бывшему полковнику ГРУ), который в министерстве работал начальником Службы общей информации, на одну ступень выше Разведслужбы. Если я правильно помню, то состоялась замена министра обороны, на место Юндзиса назначили Валдиса Павловскиса (член «Латвийского пути», западный латыш).

Воспользовавшись ситуацией, Плявиньш начал раздавать распоряжения, которые Разведслужбе следовало бы выполнять. У этих распоряжений был дух старого ГРУ: шпионить за высшими чиновниками и учреждениями своего государства Я отказался выполнять эти распоряжения, и ко мне присоединился мой заместитель Гунар Кандис (хороший компьютерный специалист в то время).

Тогда прибыли присланные Павловскисом работники министерства с письменным ордером. Так нас с Кандисом сменили, без какой-либо драмы.

После этого поворота из Разведслужбы добровольно ушли 13 сотрудников, которые почувствовали, что начнётся работа, основнная на других принципах. Пост начальника разведслужбы занял Плявиньш.

Паулис Клявиньш

8 декабря 2015 года.

  

Источник

 

Эту страницу просмотрели за все время 549 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий