Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
Дискуссионный клуб » Законы Спарты в Латвии

Законы Спарты в Латвии

Валерий БРАЖНИК, член правления Центра альтернативной заботы «Дом милосердия»


Уровень развития общества можно определить по его отношению к инвалидам. К сожалению, и на основе этого критерия нашу страну нельзя отнести к передовым. В этой статье я не собираюсь говорить об отсутствии элементарных условий для полноценной жизни инвалидов, бытовых и социальных. Хочу поднять проблему нашего отношения к инвалидам детства и особенно к людям с нарушениями психического развития. Многие политики перед выборами в Сейм подымают проблему детства: «Дети – наше будущее». Правда, при этом замалчивается тот факт, что дети стране нужны далеко не все. Больные, по примеру Спарты, оказываются на краю обрыва. Этим детям государство не может дать то, что поддерживает их жизнь. То есть обрекает на смерть тех, чьи родители не имеют толстого кошелька. В Спарте избирался совет старейшин, который следил, чтобы народ исполнял законы, а цари не превышали власти.

Печальный факт состоит в том, что при общении с людьми с серьезными нарушениями, особенно психического развития, мы испытываем страх, неловкость и брезгливость. Родители ребенка-инвалида стараются скрывать его от глаз соседей, а поездка в общественном транспорте становится истинным испытанием. Ребенок с инвалидностью – это случай, когда идеальная природа человека, задуманная Создателем, была повреждена испорченным обществом.

Основная причина такого отношения – в незнании, что такое нарушение развития и что собой представляют инвалиды с умственными недостатками. Наше общество старательно скрывает от нас наличие проблемы. Родители, решившие оставить и воспитать ребенка с нарушениями развития в семье, встречают огромное сопротивление врачей, педагогов и недоумение знакомых и родственников. В городе Вентспилс достаточно таких родителей и я горжусь тем, что знаком с ними.

Рост алкоголизма и наркомании в Латвии, экологическое неблагополучие в ряде регионов страны – это не самая благоприятная среда для адаптации, в которой работает наш мозг. В последние десятилетия в психиатрии выделился новый раздел – экологическая психиатрия. Приоритетным объектом исследования этого научного направления является состояние здоровья детского населения, как одного из наиболее чувствительных биологических показателей, отражающих качество окружающей среды вследствие анатомо-физиологической незрелости защитных систем организма, находящегося в состоянии роста и развития.

Исследования, проведённые в зонах экологического риска (Вентспилс и Вентспилский район, Айзкраукле, Рига, Салдус, Талсы и Валкский район), позволили установить прямую зависимость между уровнем антропогенной загрязнённости окружающей среды и показателями нервно-психического здоровья детского населения. Отдельные свойства и элементы среды, воздействующие на организм человека, мы связываем не только с накопление в этой среде токсичных и химических элементов, но и с нереальной скоростью вырубки леса

Лес – это жизнь и легкие нашей страны. Лесные ресурсы являются национальным достоянием каждой страны, поэтому следует уделять особое внимание их защите.

В Латвии недоступна официальная статистика о том, сколько в целом в государстве инвалидов детства и инвалидов с умственными недостатками, в связи с этим нет данных статистики других государств о вопросах, вытекающих из данный проблемы. Статистика инвалидности собирается для цели формирования политики, научных исследований, а также мониторинга и оценки программ и проектов.

Пользу от статистики инвалидности в реализации глобальных обязательств по реализации и защите прав людей с инвалидностью в экономической, социальной, культурной, политической и правовой жизни трудно переоценить. В Статье 31 Конвенции о правах инвалидов говорится, что государства-участники обязуются производить сбор надлежащей информации, включая статистические и исследовательские данные, позволяющей им разрабатывать и осуществлять стратегии в целях выполнения Конвенции.

Впрочем, есть обобщенные данные о том, сколько детей получило помощь в различных центрах или было помещено в больницы. По данным Минблага, если на конец 2008 года в Латвии было 118 898 инвалидов, то на конец 2011 года – уже 148 919.

В марте 2011 года, по Латвии было вместе 145 468 инвалидов (6,5 % от общего количества населения), из которых было 7350 детей до 18 летнего возраста. За последние четыре года число инвалидов в Латвии увеличилось на 30 000 человек, сообщили в Министерстве благосостояния.

Смертность на первом году жизни детей в Латвии одна из самых высоких в Европе, причем наихудшие показатели – в Латгалии, свидетельствует информация Центрального статистического управления (ЦСУ). Коэффициент младенческой смертности – число случаев смерти детей в возрасте до одного года на 1000 родившихся живыми. Этот показатель часто используется в качестве сравнения уровня развития стран и свидетельствует о развитости системы здравоохранения. В некоторых случаях создается впечатление, что дети уничтожаются «как сорняки».

На заседании Латвийской академии наук декан факультета медицины Латвийского университета Ингрида Румба-Розенфелде рассказала, что наиболее высока смертность среди детей в возрасте до четырех лет, а также – с 15 до 19 лет. Достаточно часто в Латвии наблюдается синдром внезапной смерти младенцев, и статистика показывает, что в Латвии смертность младенцев в два раза больше, чем в ЕС. Специалист сообщила и о достаточно частой смерти матерей. По словам Румбы-Розенфелде, дети зачастую становятся жертвами родительской невнимательности. В группе 15 – 19 лет смерть наступает в результате травмы или самоубийства.

Специалист считает, что детская смертность напрямую связана с экономической ситуацией в стране.

Ежегодно медицинскую комиссию на здоровье и работоспособность на предмет инвалидности проходят примерно 55 000 латвийцев. В Латвии нет боевых действий, терактов, нет эпидемий и стихийных бедствий, однако число инвалидов стремительно растет.

К тому же есть основания полагать, что эти данные не являются полными, так как, во-первых, определенный процент инвалидностей официально не зарегистрирован, а во-вторых, в Латвии нет единого реестра людей и детей с инвалидностью. Но даже официальные цифры, а особенно их стремительный и постоянный рост, ярко свидетельствуют в пользу актуальности темы инвалидности в жизни общества. Данные медицинской статистики и результаты эпидемиологических исследований фиксируют стойкую тенденцию к росту показателей распространенности психических заболеваний среди всех возрастных групп, в том числе и детей

Эти показатели вряд ли отражают действительную распространённость инвалидности в Латвии, однако и они могут служить достаточным обоснованием актуальности рассматриваемой проблемы. Факты и только факты.

Факт первый. Ратификация Латвии Конвенции о правах инвалидов возможно, подтолкнёт государство к реальному и конкретному решению проблем самой обездоленной и незащищённой категории нашего общества. Многие положения законодательства должны почти дословно совпадать со статьями международных договоров, однако зачастую остаются не более чем декларацией о благих намерениях. Теперь Латвия подписала документ ООН, ей придётся его исполнять.

Сравнительные исследования законодательства по вопросам инвалидности свидетельствуют о том, что лишь в 45 странах существуют законы против дискриминации инвалидов и другие законы, касающиеся этой группы. В Латвии таких законов нет.

Факт второй. Проблемы права человека с ограниченными возможностями в Латвии продолжают усугубляться, что подтверждается отсутствием альтернативы государственным Центрам социального ухода (психоневрологическим интернатам для взрослых).

Причины этого, с нашей точки зрения, в том, что в организации всей работы по защите прав человека пока ещё традиционно низка активность главного органа, призванного заниматься решением проблем человека – органа местного самоуправления, несущего ответственность за каждого человека, оказавшегося на подведомственной территории в критической жизненной ситуации.

Другая причина – крайне слабо используются возможности гражданского общества. На практике вся работа, равно как и финансирование, осуществляется по ведомственному «монопольному» принципу. Результаты такой монополизации в исполнении необходимых социальных функций помощи инвалидам детства и семье – налицо.

Альтернатива государственным Центрам социального ухода для взрослых – программа постинтернатного сопровождения. Программа постинтернатного сопровождения состоит из различных форм поддержки: социальное сопровождение – особый вид деятельности социальных служб самоуправления и постинтернатное сопровождение неправительственными организациями, которые осуществляются по месту фактического проживания детей-сирот.

Печально, но в Латвии мне неизвестно ни одного случая за 20 лет, где бы заболевший или получивший травму человек жил счастливо, будучи инвалидом. Это – отражение нашего сознания, нашей ментальности.

Инвалидность для нас до сих пор – признак неудачливости, «плохого» социального статуса.

Факт третий. И когда мы узнаём о подобном инциденте с инвалидом детства, мы чувствуем целый ряд негативных чувств в отношении подобных случаев: нас переполняет стыд и душевная боль.

Возникает желание действовать – наказать того человека или людей, которые могли так поступать с инвалидом детства и не оказать ему необходимую помощь. Случаи принудительной изоляции инвалидов детства, детей – сирот мы однозначно расцениваем как издевательство над беззащитным ребенком.

Общепринятая административная практика – применение принудительных мер медицинского характера к детям – сиротам Латвии: Андриан Кенсис, Вита Грининя, Гита Грининя, Игорь Сукретный, Сильвия Юберте – Рога, Валдис Иванов, Иоланта Ваньдишева и могие другие. Кто из государственных чиновников заплатит огромные компенсации за несоблюдение права человека на свободу и неприкосновенность этим детям – сиротам?

Члены правления «Центра альтернативной заботы «Дом милосердия»» города Вентспилс располагают всеми необходимыми данными.

Факт четвертый. Люди, которые справляются, умеют приспособиться к требованиям жизни и предъявляемым ею задачам, обычно оцениваются как психически здоровые. Но когда проблемы ограничивают способность человека соответствовать повседневным требованиям в различных жизненных ситуациях, когда его эмоциональный опыт оказывается недостаточным, чтобы достичь личных целей, тогда речь идет о психическом расстройстве различной степени тяжести.

По данным исследований института психиатрии Макса Планка (г. Мюнхен), более трети всех людей в какой-то момент своей жизни переживают тяжелые психические проблемы.

Факт пятый. Психически здоровый взрослый человек относится к насильственной задержки развития ребенка, во-первых, как к уголовному преступлению против прав ребенка, во-вторых, как к моральному преступлению против детства. В случае абсолютного большинства детей и молодежи с инвалидностью в нашем обществе происходит постоянная принудительная изоляция, которая проявляется во множестве различных форм: архитектурная и транспортная недоступность, ментальный барьер, социальные ограничения. Всю совокупность проявлений изоляции детей и взрослых с инвалидностью можно кратко определить, как дискриминацию по признаку инвалидности.

Общество знает или интуитивно чувствует наличие этой дискриминации, но по каким-то причинам это явление не вызывает бурной реакции, которая не имеет места и при единичных случаях изоляции детей – сирот, о которой говорилось выше.

У людей, которые не подвержены подростковому мышлению или нравственному помешательству возникают вопросы. Почему так происходит? Почему даже в защиту заключенных, поднимаются различные гуманистические движения, которые требуют «человеческого» отношения для осужденных насильников и убийц, а когда речь идет о том, что ребенок или взрослый человек с инвалидностью вынуждены почти всю жизнь находиться в изоляции, не покидая пределов своего жилища через множество внешних, а затем и внутренних барьеров, это остается незамеченным общественностью и не приводит к акциям протестов со стороны здорового населения и до принятия прогрессивных изменений со стороны властных органов?

По нашему мнению, это следствие того, что общество не считает дискриминацию за насилие над теми, в отношении кого она проявляется. Не считает ее за уголовное преступление. Не считает дискриминацию аморальным проявлением своего поведения. Отношение общества к людям с ограниченными возможностями является предвзятым.

Чтобы найти ответы на эти вопросы, нужно сначала ответить на вопросы, которые им предшествуют.

Во-первых, поверьте на слово, что сообщение Омбудсмена Латвии Юриса Янсонса «О государственных центрах социальной заботы для совершеннолетних с расстройствами психического характера» (от 15.02.2013) следует рассматривать как пособие по ликвидации элементарной управленческой безграмотности. Не уверен, что мы подошли к «моменту истины». Но не помню в своей жизни ситуацию такую, как вокруг сообщения Омбудсмена Латвии за 20 лет общественной деятельности, где с такой силой была бы показана разница между профессионализмом и компетентностью, с одной стороны, и дилетантством, и администрированием, с другой.

Во-вторых, главным аргументом в пользу нормального взаимодействия человека со средой является его функциональная приспособленность. Социально – психологический аспект проблемы в качестве результата работы с инвалидами детства рассматривает здоровое функционирование человека в системе социальных связей, т. е. развитие социальных способностей жить в мире людей, связанных узами сотрудничества (кооперации) и межличностными отношениями.

Межличностное поведение с точки зрения развития является поведением адаптационным, то есть без позитивных и обоюдных межличностных уз выживание невозможно.

В-третьих, мы утверждаем, что преданный широкой гласности Омбудсменом Латвии Юрисом Янсонсом провал внебольничной помощи инвалидам с умственными недостатками в психоневрологических интернатах – государственных «Центрах социального ухода» и реакция правительства вынуждают нас еще раз требовать, а это мы заявляли в течение более 20 лет исполнительной власти, признание за лицами с ограниченными возможностями здоровья права на самореализацию, изучить основы оказания психиатрической помощи и систему социальной защиты, которая в Латвии имеет конституционную ценность, статья 109 Конституции ЛР предусматривает право каждого на социальное обеспечение.

Информация из личных бесед с социальными работниками о клинических особенностях людей с нарушениями психического развития. Все у них, оказывается, не так, как у нас. Все не так функционирует: и голова, и руки, и ноги. Уместен вопрос: что же есть у таких людей общего с нами? Есть ли в их жизни что-то общее с нашей обычной жизнью?

Молодые люди с врожденным недоразвитием психики, которые способны к социальной адаптации при определенных условия и те только выживают, но и живут. И детей рожают без аномального развития. И у нас такие примеры есть. Мы даем право на материнство и семью. У нас родились и воспитываются дети, которые успешно осваивают обычную школьную программу: Элизабет – 5 класс, Наурис – 5 класс, Тия – 4 класс, Джения – 4 класс, Моника – 3 класс, Саманта – 2 класс. Растут в условиях семейной заботы: Карлис – 2 года и Даниель – 3 года. Мы должны быть рядом. Научиться их понимать, слушать и не опекать, а развивать.

Смещение акцента с ограничений жизнедеятельности на возможности развития и применения остаточных и потенциальных способностей человека с инвалидностью стало характерной особенностью реформ социальной политики целого ряда европейских стран.

На основании сообщения Омбудсмена Латвии Юриса Янсонса Сейму о несоблюдении прав лиц с нарушениями психического развития в Центрах социального ухода, мы еще раз заявляем о циничности и лицемерии в отношении самых незащищенных жителей страны, со стороны политиков и правительства Латвии.

Откажитесь от изоляции и сегрегации лиц с ограниченными возможностями психического здоровья. В законах от психологии до Закона Божьего, этики или общества не существует оправдания изоляции людей, страдающих психическими болезнями или психической недостаточностью, от нашего общества. В нем достаточно места для всех.

У людей с психическими отклонениями есть точно такие же права, как и у всех остальных членов общества. Лишение свободы на этом основании должно быть обращено только на тех, кто представляет общественную опасность по решению суда. В Латвии подход к проблемам этих социальных групп очень сильно отличается от того, что принято в цивилизованном мире.

Не бойтесь человека, страдающего психическим расстройством. Это может случиться в каждой семье и с каждым из нас.

Мне в течение 20 лет приходилось отвечать на массу вопросов друзей, единомышленников, представителей религиозных и общественных организаций разных стран от Шотландии до Швеции, от Израиля до Норвегии, что впору было бы иметь при себе магнитофон с записью ответов. Таким образом, я сделал вывод, что мои сведения о духовном и психосоциальном развитии инвалидов детства интересуют подавляющее большинство людей: Главного аббата Ордена Бенедиктинцев Австрии Августа; профессора Эдинбургского университета (Шотландия) мисс Марион Калистер, доктора социологии; директора департамента социальных услуг и социальной помощи госпожу Балтиню (Минблаг, Латвия), профессора Олега Никифорова, доктора психологии и многих других.

Наши знания и опыт политиками и государственными служащими, которые несут ответственность за социальную сферу, в которой мы работаем, не востребованы. И, к глубокому моему сожалению, работники самоуправления города Вентспилс и госслужащие Министерства благосостояния не интересуются в достаточной степени нашим служением городу и стране, им кажется, что они все знают.

Авторы таких «открытий» пишут инструкции и законопроекты по устройству общества и его государственного управления, его влияние на жизнь граждан. Они, как и авторы некоторых статей в СМИ по моему определению являют собой порождение длительного психологического кризиса. Я это говорю не из дерзостной гордыни и не по суетному легкомыслию, а исключительно из уважения к истине. Я надеюсь, что, прочитав эту статью, читатели поймут, насколько непрофессионально исполнены требования международного права и написаны законы, и это открытие заставит их пересмотреть свое отношение к тем, кто занимается законотворчеством.

«7 секретов» № 25. 19 июня 2014 года.

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 3246 раз(а) Следующая >>



 

Дискуссия

Aвторизуйтесь здесь, чтобы оставить Ваш комментарий